Из истории семьи – Вятские

ИЗ ИСТОРИИ СЕМЬИ. ДВА НИКОЛАЯ.

Часть1. Два Николая.

В моей жизни было несколько Николаев, сыгравших большую роль. “Но главную роль, всё-таки, сыграли два из них: отец моей матери (Николай Ерофеев), а также ещё и мой отец (Николай Степанович Харин)”. Что-то от них живёт во мне. Поэтому, возможно, случись судьба по иному, в моей семье одним из самых главных праздников должен стать День святителя Николая. Но деда я не знал  (он умер, когда мать ещё была девочкой), а отца я не видел давно. Дед так и не увидел мужа своей дочери, а затем и внука (он умер где-то в 1968 году). В 1985 году распалась наша семья, и началось расхождение моё с отцом.
К сожалению, у многих такая судьба…
Когда я был маленьким, то даже какое-то время, наблюдая за семьями друзей, считал, что разводы – это нормально, так полагается. Увы, но часто такое приходилось наблюдать. Были и друзья из разведённых семей. Только со временем окончательно понимаешь ненормальность ситуации. Понимаешь, как замечательно, когда есть большая семья, когда можешь видеть и своего деда, и отца, а может быть, и прадеда. Не только их, но и общаться с ними. Разумеется, в разных семьях по-разному. Но это семья. Маленькая общность, маленький мир, который необходимо беречь и хранить, ценить. Жаль не всегда это понимают и те, кто легко относится к понятию семьи, разрушая семейные связи, и сам этот маленький храм, вредя и себе, и, главным образом, своим детям.
В любом случае, нужно сказать спасибо обоим Николаям, что они были. И это ведь не просто дед и отец. Это два целых поколения, со своими взглядами, мыслями, чувствами, радостями и огорчениями…Это наша страна и история. Дед стал свидетелем двух ярчайших достижений Советской цивилизации – Великой Победы в 1945 и выхода в космос в 1961 г. Он мог слышать по радио Сталина, видеть по телевизору Хрущёва. Он был современником и индустриализации и хрущёвской «оттепели», не говоря уже и о Великой Отечественной войне и иных событиях. Он умер, когда ещё, казалось, ничто не предвещала краха Советской цивилизации. Она была на взлёте. А отец застал Хрущёвские реформы и  правление Брежнева. Но он видел и уничтожение Советской цивилизации, её циничное убийство.
И вновь возвращаюсь к разговору о том, зачем нужно знать историю (постоянно приходится это делать). История –  время, когда жили наши предки. И зная то время, быть может, нам и они сами будут лучше понятны: в какое время они жили, что могли испытать. Однажды стал свидетелем случая, когда одна студентка, ехала в автобусе и орала на весь экспресс: «Какая муть, эта история!». Она и не понимает, что тем самым открещивается от своих предков.
И презирая свою страну, и не любя историю, люди отрекаются от прошлого, от своих родителей и предков в целом.
Также и осуждая предков, человек, по словам психологов, отрекается от родовой энергии. Его можно уподобить древнегреческому мифическому титану Антею, которого можно было победить только оторвав от земли.


Часть 2. Слово об отце.

Особо хочется сказать об отце. Наверное давно уже должен был сделать это. Не должен, а обязан.
Семья распалась в 1985 г., когда началась Перестройка. Так вот совпали и распад семьи и начало гибели Большой России (СССР). Мне тогда было 10 лет и об отце мало что сохранилось из воспоминаний. В конце 1980-х гг. ещё общались какое-то время. Приходил в его новую семью. Но это всё уже было не то.
Но хотя и мало мы прожили все вместе, но и тут есть что вспомнить.
Я родился в Приморье, хотя родители были из Кирово-Чепецка, где они и познакомились, и поженились. Просто отец служил на Дальнем Востоке, а мать приехала к нему. Там я и появился в 1974 г.
Прожили мы на Дальнем Востоке (посёлок Ракушка) четыре года. Отцу предлагали перевестись на Камчатку, но он решил возвращаться на материк к маме. Так мы оказались на нашей родине – в Кирово-Чепецке, в 1979 году.
Уйдя со службы, отец пошёл работать на стройку.  Имел награды. Много ездил в командировки.
Чуть не с раннего детства отец начал со мной заниматься: он пытался научить меня мастерить что-то руками, вместе мы ходили в парк и там делали зарядку осенью 1982 г. Когда я пошёл в первый класс, он делал со мной уроки. В общем, всё что мог, умел, старался передать мне. На фильмы я чаще всего ходил с ним. В том числе и на фильм, который привил мне любовь к античности, оказав влияние, видимо. И на любовь к истории вообще – «битва за Рим». Как не забыть и случай в первом классе, когда ко мне пришёл кто-то из моих друзей. Я сидел и ел перед товарищем, не подумав с ним поделиться. Потом отец меня отругал за это, сказав, что я должен всегда делиться с друзьями.
Часто можно было видеть как отец моет полы и посуду. Готовит еду. Это он любил делать. Мама потом долго вспоминала эти его хорошие качества.  Особенно он любил варить пельмени, называя их цыплятами. Несмотря на то, что мог он и вспылить, но почему-то оставалось впечатление о нём, как о мягком человеке.
Один случай из раннего детства наиболее ярко врезался мне в память. Может в нём и был весь мой отец. За этот случай я ему благодарен. В школу я пришёл в 1982 г. Со мной за парту посадили девочку, которая, как и я была полной. Поэтому, наверное, мы всё с ней делили парту, чуть не дрались. Сколько именно так продолжалось, не помню. Может недели две-три. Но вот однажды Наташа (так её звали) в школу не пришла. Заболела. Я радостный прибегаю домой и делюсь этой новостью с папой. Но он меня не понял:
– Как ты можешь радоваться?! Если твоя одноклассница заболела, ты должен её проведать, – примерно так сказал он (диалог я почти весь запомнил на всю жизнь). Я разумеется возмутился и начал «отбрыкиваться»:
– Но мы же с ней постоянно ссорились и дрались…
– Теперь помиритесь.
– Но я не знаю, где она живёт…
– Узнай у одноклассников, может Саша знает (мой одноклассник, живший недалеко от нас).
Я узнал. Папа дал денег и в тот же день я заявился к ней с гостинцем. Наверное её родители были удивлены. Мама, похоже, точно. Ведь дочка им, скорее всего рассказывала про своего плохого соседа, а тут…
Так мы даже и подружились со своей соседкой. Правда уже в начале следующего года мы переехали в другой район и дружба стала затухать.
Часто сейчас вспоминаю этот случай. Если бы семья сохранилась, сколько бы папа, наверное, ещё мне мог передать…
Но в августе 1984 г. состоялся развод, а через год мы разъехались по разным квартирам.
Помню, что те из ребят, кто знал моего папу по первым классам, всегда о нём хорошо отзывались…
…Какое-то время после развода мы не виделись. Затем лет 5-6 ещё общались. Я ходил или к нему домой, или мы встречались у его мамы, моей бабушки на квартире.
Однако и тут он мне что-то передал. Историей я увлекался давно. Сколько себя помнил. Наверное аж с 1980-го года. Чуть не с 6–7 лет манила античность. Но и другие исторические периоды. Думал тогда (лет в 9-10) что буду учителем истории. Но именно отец убедил меня, что мне нужно заниматься наукой, стать учёным. Даже как-то взял из взрослой библиотеки учебник С.И. Ковалёва по истории Древнего Рима, памятуя мою любовь  к древности. Давал почитать и другие книги по истории.
В 1987 г я начал писать стихи. Показал отцу. Он долго мне объяснял, как нужно правильно писать стихотворения. Достал какие-то книги со стихами и приводил примеры как стихи пишутся.
Меня он всегда учил: начал дело, доведи его до конца.
Шёл разгар перестройки. Общество раскалывалось. И когда я приходил к отцу, то мы с ним немного обсуждали происходившее. Он как раз был против партийного руководства, критиковал его. Видимо это сыграло не последнюю роль в моих настроениях 1990-1991 гг. Когда СССР распался, почему-то, будучи рабочим человеком, поддержал Е.Т. Гайдара.
Но в 1990-е гг. мы виделись и общались всё реже. Жизнь постепенно разводила нас. Отец ушёл со стройки, занялся другими делами. Я на многие вещи стал смотреть немного по-иному, чувствовалась разность во взглядах. Да и ощущалась отчуждённость. Однако всё равно ощущалась и нехватка отца, потребность в каких-то жизненных ситуациях, чтобы рядом был кто-то старше тебя…
По ряду причин в нулевых годах общение прекратилось. А в 2010-х гг. он уже уехал из Кирово-Чепецка. Можно сказать, что та трещина, что возникла в 1985 г. привела к своему логическому завершению…
Счастливы, безмерно счастливы те, у кого отец был рядом. Повторюсь, не следует идеализировать отношения отец-сын (как и другие в семье). Но отец должен быть в семье. Хотя сейчас мы и не видимся со своим отцом, но отец всё равно остаётся отцом, и есть вещи, за которые я ему очень благодарен.Примечания.
На верхнем снимке мой дед. Видимо ещё до армии.
На нижнем снимке – отец со мной на Дальнем Востоке.


Если вам понравилась данная статья,
поделитесь ей, пожалуйста, с друзьями!

Перейти к верхней панели