Вятский стилист Елена Масальцева — Вятские

ТЫ НЕЖНАЯ И ЖЕНСТВЕННАЯ

Вятский стилист Елена Масальцева об одежде православной женщины

От оборочки до складки

«Наш дом знаменит, здесь бывали Шульженко, Утёсов, а построил его архитектор Чарушин», – говорит Елена Масальцева, когда мы входим в квартиру. У нас с ней множество общих знакомых среди вятских православных, так что встреча была почти неизбежна. Особенно после того, как она стала стилистом и начала учить женщин правильно одеваться. Подумал о наших читательницах и понял, что пройти мимо не в силах.

Забавный момент. Когда, вернувшись домой, созвонился с Еленой кое-что уточнить, мне удобнее было говорить по громкой связи. Когда положил трубку, дочка, сгорая от любопытства, стала расспрашивать, что это было. Ей явно понравилось то, что услышала.

– Подошла ко мне как-то знакомая, вместе преподавали в Вятской православной гимназии, – вспоминает Елена, – по типажу очень романтичный человек. Но постоянно убеждала себя: я деловая – ломовая лошадь, ну или рабочая лошадка. «Ты нежная и женственная, – говорю, – не пытайся выглядеть иначе». Ну и, соответственно, ей бы подошло что-то в стиле нью-лук или ещё что-то в этом духе – там оборочка, здесь складка. Она сначала возражала мне, но потом призналась, что всегда заглядывалась на женственные платья, мечтала их надеть, но боялась выбиться из образа. Чужого образа. Когда я убедила её быть собой, у неё гора с плеч свалилась. Да, человек может находить себя и через одежду. Конечно, и через творчество, и через познание, но то, как ты выглядишь – я говорю прежде всего о женщинах, – очень сильно влияет на эмоции, настроение.

Стать интересной себе

– Я девять лет сидела в декрете, – рассказывает Елена, – у меня четверо детей. А когда женщина сидит дома, у неё ограничен круг общения. Она вся в делах, но нужно что-то ещё. Задумалась: и в храм хожу, и всё вроде замечательно, но что-то безрадостное, словно серая пыль, копится в уголках души. И понимаю: я себе не интересна, потому что не уверена и не люблю себя. Важно ли это? Да, очень. Когда человек себя принимает, не с гордыней, а признаёт себя таким, какой он есть, это даёт ему силы стать иным, лучше. Полюби себя, а потом совершенствуй. Совершенствовать пустое место так же бессмысленно, как ноль умножать на любую другую цифру.

Православный психолог отец Андрей Лоргус говорил, мол, чтобы быть счастливой, нужно полюбить себя, образ Божий в себе. Потому что ты – храм Божий, а храмы у нас на Руси всегда были красивы. Никому не приходит в голову, что чем неказистей выглядит храм, тем он благодатнее. А когда это касается человека, то здесь иногда побеждает мнение, что чем хуже он будет выглядеть, тем лучше. Я с этим категорически не согласна. Когда мы аккуратны, красивы, не как серые мышки, которые боятся кошек, это придаёт нам, во всяком случае женщинам, смелость, мы ощущаем себя во времени здесь и сейчас, а не где-то в прошлом.

– В выдуманном прошлом, мне кажется, – уточняю. – В старину православные женщины старались одеваться красиво. То, в чём они иногда ходят сейчас, – это придуманная униформа.

– Однако среди прабабушкиных вещей в комодах можно найти практичную, но не всегда красивую одежду. Возможно, разные мнения, как христианке одеваться, существовали всегда. Моя позиция – одеваться нужно так, чтобы радовать глаза мужа, деток. Это даёт ту уверенность, без которой в женщине появляется если не забитость, то забытость. Вот к каким мыслям я пришла, пока сидела в декрете. А так как я всегда любила рисовать, в художественную школу ходила, то моё нынешнее увлечение возникло неслучайно.

Ангел с собачьим носом

Однажды в детстве семья Елены отправилась на юг. В аэропорту возникла заминка, и девочка пропала. Родители побежали её искать. Слышат, люди смеются – они туда. Вокруг Леночки стоят лётчики и хохочут. Оказывается, увидев её, стали расспрашивать: «Девочка, куда ты бежишь?» – «На юг». – «Ты одна?» – «Да я одна, бегу на юг». – «А сколько тебе лет?» – «Сколько зим, столько лет, сорока ещё нет, а всего четыре года».

Бойкая была девочка.

Крестили Лену в 12 лет, когда народ только-только потянулся в храмы, избавляясь от испуга. Они с мамой пришли креститься в Серафимовский собор. Там их спросили: «Молитвы знаете?» – «Нет. – «Идите учите». Вышли их церкви на улицу, выучили «Отче наш» и вернулись. Когда Лену подводили к Чаше, отец Серафим Исупов сказал: «Наша девочка». Отец Елены очень испугался. Подумал, наверное, что её в монахини забирают. Но потом успокоился.

С тех пор девочка стала читать молитву перед сном, свернувшись калачиком под одеялом. Она боялась темноты. Есть ли Бог, сомневалась. Как-то попросила: «Господь, если Ты есть, пошли мне какой-нибудь знак». Однако какой? Подумала-подумала и добавила: «На теле». Утром проснулась с большим красным пятном на шее и очень обрадовалась. К вечеру оно исчезло. Подумала: «Какой вопрос, такой и ответ». Господь откликался, пусть не всегда сразу, а иной раз и необычно, как с пятном.

Время от времени мама отпускала Лену ночевать к подруге – на девичники. Возвращалась иногда рано утром. Так было и в этот раз. Шла домой впотьмах, и было очень страшно. Помолилась и увидела впереди большую собаку. Собак она всегда сильно опасалась, но эта была какая-то хорошая собака. Как увидела её, так сразу и поняла: хорошая. Пёс уверенно бежал впереди, словно знал, где Лена живёт. Так и довёл до подъезда, из этого девочка сделала вывод, что это был ангел-хранитель. А что до облика, то не в виде же белки ему впереди скакать.

А бывало, Господь являл Себя, и вовсе никак внешне не обнаруживаясь. Так было, когда они поехали с классом в Пушкинские Горы. В поезде один парень подавился, и Лена, решительно обхватив сзади под диафрагму, резко сжала его – кусочек вылетел. Это сочли случайностью, однако через несколько дней она снова всех удивила. В Михайловском огораживали территорию и валялись инструменты. Некий вьюнош, решив показать удаль, взял топор, но с удалью не задалось, а вот ногу он себе разрубил. Кровь льётся, однако все застыли с перепугу, а Лена делает жгут, перевязывает ногу. Когда врачи приехали, то подивились: всё сделано грамотно. Почему не слишком решительная, немного робкая школьница в экстремальной ситуации начинает вести себя столь профессионально, никто объяснить не мог. А Лена догадывалась.

Этот Кто-то и привёл её в Церковь, можно сказать, за руку. Елена тогда уже училась в университете на биолога-эколога. Позвонила подружка, сказала, что в Вятке открылась православная гимназия и там завтра будут обсуждать православную точку зрения на физкультуру. Елена изумилась, не до конца понимая, какая может быть связь между православием и физкультурой. Решила сходить и выяснить. Так она попала на закрытое собрание учителей гимназии, которые говорили о чём угодно, только не о физкультуре. Вёл собрание отец Сергий Гомаюнов. Подружка, кстати, не пришла. Позвала и… не пришла. На следующий день позвонил из гимназии один из педагогов: «Елена Ивановна, вас просит зайти к себе отец Сергий». Она испугалась, не понимая в православной жизни ровным счётом ничего, разве что про Ангела Хранителя немного. Решила, что в ней распознали великую грешницу и хотят отлучить от Церкви. Но отец Сергий обличать её не стал, сказав: «Елена, вы пришли к нам неслучайно. Хотите у нас работать?» Согласилась сразу: её обрадовало и то, что от Церкви пока не отлучают, и то, что ей, студентке, так доверяют. Гимназию она воспринимала как храм – очень хотелось перекреститься. А учителей – как святых. Преподавала сначала природоведение совсем маленьким деткам, а потом географию.

Одного не понимала: почему Господь никак не пошлёт ей мужа, ведь молилась куда больше, чем в случаях с пятном и собакой. Однажды по пути в Дивеево исповедовалась в Санаксарском монастыре, а потом заплакала и сказала, что ей давно пора замуж, двадцать один год уже, хотя ещё не старуха, но ведь и не дитя. Священник-монах ответил непонятно: «Молиться тебе о том надо или один год, или пять лет». Год молилась – и ничего. Неужели ещё четыре года молиться? Так и получилось. Через пять лет после Санаксар познакомились они с Иваном в православной молодёжной компании. Стали вместе в Никульчино ездить, там на клиросе петь. Попели и поженились.

Игрушка

Елена показывает на дымковскую игрушку – несколько ярких фигурок из глины:

– Это наша семья.

– Что вы имеете в виду?

– У моего мужа замечательная мама, и однажды, на годовщину свадьбы, она подарила нам эту игрушку. Это мы с Иваном, четверо наших деток и любимый кот Яшка. Муж у меня музыкант, играет на гитаре, пианино…

«Это мы с Иваном, четверо наших деток и любимый кот Яшка»

– А как поженились, на гармошке научился играть? – спросил я у Елены, показывая на дымковскую игрушку.

– Да, как поженились, так и научился, а потом и выступать стал. Он у меня на все руки мастер, даже кресты на храмах ставит. А Господь меня не оставлял: и в родах помогал, и детей воспитывать, словно в ладонях нас нёс. А последнее чудо – нам с Иваном так легко вместе, будто бы и нет позади тринадцати лет совместной жизни. А ведь затосковала я было, теряя себя. Ум у меня беспокойный, и мне часто становится страшно, особенно за детей, и тогда я молюсь: «Господи, успокой душу мою. Я передаю детей в Твои руки, как будет, так будет». Когда понимаю, что не в силах что-то сделать, доверяюсь Ему, и всё получается. Так же случилось, когда я поняла, что несчастлива.

Дело не в Иване, а во мне самой. Я ощущала себя деталью огромного механизма, а ведь человек не придаток, он рождается не для этого, да и уходит из мира один, а не как часть чего-то. Если бы всё так и продолжалось, семью нам, скорее всего, сохранить бы не удалось. Это сейчас, всё пережив, мы в радости живём, а тогда всё пошло наперекосяк.

Но однажды пришла в клуб. Он хотя и не назывался православным, но вела его одна из наших – мать шестерых или семерых детей. Собирались там многодетные матери. Как-то раз к нам приехали московские стилисты, чтобы провести пару занятий. И я поняла: это моё! Хочу одевать людей и сама выглядеть красиво. Это глубже, чем просто хорошо одеваться и выглядеть. Для меня это оказалось той тропиночкой, по которой Господь вывел меня из отчаяния.

«Надо же, какая история», – думал я, глядя на яркую многоцветную игрушку, где прижались друг к другу шестеро человек и кот Яшка.

Правила стиля

– Итак, вы решили стать стилистом. Что было дальше?

– Поменяла свой гардероб, чтобы обрести уверенность в себе. Уверенная женщина не будет истерить, ругаться, впадать в эмоции. Один из путей добиться этого – через внешний вид. Когда подружки меня увидели в новом облике, стали просить: «Помоги и нам тоже». Стала разбирать их гардеробы, а они говорят: «Лена, проведи нам курсы». Матушка Екатерина Чуракова год меня уговаривала. Я думала, забудет, но она не забывала. А как я могла вести курс, ведь у меня никакого специального образования не было. Но потом закончила всё же курсы арт-стиля и смогла вести их для других.

Начала собирать группы, учить их одеваться согласно внутреннему миру и внешности. Знаете, когда я занимаюсь с девушками, то начинаю смотреть на них как на шедевры. Ведь в природе, посмотрите, каждый цветок – это произведение искусства. Так и каждая женщина, каждый человек – на них нужно смотреть как на произведение. Я стала любоваться людьми.

Если ты знаешь, в чём твоя красота, мода перестаёт влиять на выбор одежды. Не то чтобы моду нужно полностью игнорировать, но и подчиняться ей тоже нельзя. Это одно из главных правил. Не всем идут те или иные популярные стили, каждой нужно что-то своё.

После курсов – следующий шаг: мы начали вместе ходить по магазинам, подбирать что-то из одежды.

– Можете привести пример?

– Недавно одевала православную девушку на корпоратив. Она медик, отказаться не могла, но смущало, что ничего из её вещей ей не подходит. Прошлись по магазинам, я показываю несколько платьев, которые ей подойдут. При виде одного из них её лицо просияло. Померила, говорит: «Я в нём счастливая. Всех люблю».

– Что за платье?

– Вам описать платье?

– Да, мне интересно.

– Сейчас в моде необычный крой рукава – длинный, но внутренний шов недошит. С такими рукавами шьют и платья, и пальто, и пиджаки. В Москве уже носят, а у нас в Кирове ещё нет. Мы нашли, возможно, единственное на весь город. И когда девушка его надела, она стала похожа на русскую княгиню: рукава широкие, напоминают шлейф, за рукой не следуют, ручка через них проходит – открыта и закрыта одновременно. Это очень женственно, красиво. Почему я говорю про княгинь? В Древней Руси, во времена святых Петра и Февронии, как раз была такая мода. Это не вызывающе, скромно и элегантно одновременно.

– Какие есть основные правила стиля?

– Начну с того, что у женщин бывает разный цветотип. Четыре основных условно: лето, зима, осень, весна. Поэтому очень здорово, когда ваш цветотип – цвет кожи, глаз, волос – совпадает с цветом того, что вы носите. Поясню. Если у вас холодный цветотип, а вы носите тёплые по цвету вещи, оранжевые, скажем, то это несовпадение вносит дисгармонию. Женщина начинает выглядеть старше своего возраста лет на пять. Уставшая, все морщинки видны, утром в такой одежде вы будете смотреться, словно после трудового дня.

Цвета, подходящие для разных цветотипов

Что ещё нужно? Учитывать тип фигуры. Есть несколько: яблоко, перевёрнутый треугольник, песочные часы, груша. Если одеваться в соответствии со своей фигурой – это будет и стройнить, и повышать настроение, будете радовать своим видом людей, укреплять семью. Очень важно знать линии своего лица. Выделяют разные линии – твёрдые, хрупкие, жёсткие, мягкие, плавные. Кто на занятиях это поймёт, уловит, он пойдёт в магазин и будет выбирать свои вещи, а не чужие. Если хрупкие линии лица – одно, а жёсткие – другое.

Знать свой типаж очень важно для внешнего вида. Многое я почерпнула у американского стилиста Дэвида Кибби, проверив, конечно, сначала его идеи на практике. Так вот, он разделяет женщин на пять стилистических типажей. Это романтики, как, например, Мэрилин Монро – миниатюрная женщина, у которой очень аккуратная, женственная фигура, мягкие округлые очертания. Драматики – это высокие худощавые женщины с длинными руками и ногами. И понятно, что у них своё стилистическое направление, они не будут красивы в той одежде, которая подходит романтикам.

Гардероб, подходящий для типажа драматик

Есть ещё классики, что-то среднее между романтиками и драматиками.

Типаж чистый классик

Есть гамины, что в переводе с французского значит «девчонки» – когда у женщины лицо всегда будет выглядеть как у девочки. Пятый типаж – натуралы: амазонки, воительницы, с крепкими фигурами. Нужно сказать, что в чистом виде типажи встречаются далеко не всегда, есть масса переходных разновидностей.

– Это основные правила?

– Да. Нельзя сказать, что правил много, но их нужно понимать. Кому-то надо подчёркивать талию, кому-то нет, кому-то идут крупные украшения, на других они смотреться не будут. То есть, понимаете, каждая женщина уникальна, красива, но должна не портить свой образ, а выявлять и украшать. И есть несколько вспомогательных правил, которые я для себя определила. Скажем, накопленные вещи – это накопленные отрицательные эмоции. Когда вижу горы вещей, которые не носятся, говорю: «Если вещь лежит год и не была за это время востребована, значит, что-то в вас восстаёт против неё. Надо избавляться». Советую отдать хорошим знакомым или нуждающимся. У нас в Царёво-Константиновском храме их принимают, как и в епархиальном центре гуманитарной помощи.

– Как вы относитесь к брюкам?

– Брюки лучше надевать только в лес, на пикник и дома. Однако когда приходят гости, лучше быть в платье или юбке с блузкой. Понятно, что полностью от брюк отказываться сегодня не стоит. И если монахиня их никогда не наденет, то нам, мирянкам, всё-таки на природу лучше ехать в брюках. Куда точно надевать не стоит, это в офис, особенно джинсы, как, впрочем, и джинсовую юбку. Если девушка говорит мне, что хочет ходить в брюках, я предлагаю альтернативу в виде юбки и платья, показываю, как ей это идёт, делает красивее, женственнее.

«Я не такая»

– Одна моя подруга, жена священника, долго старалась выглядеть классической такой дамой, первой леди в приходе. Не то чтобы хотела этого, скорее, считала это своей обязанностью. Но когда забеременела четвёртым ребёнком, впала в растерянность. Это был желанный ребёнок, которого они с мужем очень ждали. Но быть многодетной материю – трудно. Ты выпадаешь из привычной тебе некогда жизни, не можешь заниматься теми делами, которые были тебе по сердцу, с подругами просто так по городу не прогуляться, тебя угнетают какие-то тревоги и страхи. Я сама через всё это прошла, так случилось и с моей подругой.

Однажды говорю ей: «Ведь ты же гамина». «Что?» – не понимает она. «Это твой типаж – гамина, девчонка до конца дней своих». Она и правду выглядит намного моложе своего возраста. Чтобы вы представили классический пример гамины, который всем знаком, это Надежда Румянцева.

Гамина, как она есть. Надежда Румянцева

Здесь я хочу высказать одну мысль. Работая с людьми, наблюдаю закономерность между внешностью и чертами характера. Как будто приоткрывается некий замысел Божий. Если у женщины детская, гаминская внешность, то и характер у неё весёлый, задорный. Если классическая внешность – характер деловой, сдержанный. Натуральная внешность – сильный, боевой, свободолюбивый характер. И часто так бывает, что мы лжём себе и спорим с Богом, говоря: «Нет, Господи, я не такая. Я другая. Степенная, серьёзная… Но почему же мне так плохо?..» Потому что нельзя идти против замысла, нельзя обманывать себя и других.

В общем, объяснила я подруге, что к чему, и она про свои тревоги даже думать забыла. «Лен, – говорит, – у меня вторая жизнь началась». Гамины ведь задорные, могут позволить шалость в одежде, какое-то озорство. Нет, юбки остаются той же длины, но можно выбрать другой цвет. Блузки те же, но вводятся новые элементы: цветочек там, кошечка, буквочки. Дело в нюансах. А тут – жена священника, загнавшая себя в чужой образ: строгий костюм, юбка-карандаш.

Батюшка, муж подруги, посмотрел, как она преобразилась, и говорит: «Я понял, что надо сделать так, чтобы матушка была счастлива, и тогда всё будет хорошо. Тогда атмосфера становится благоприятной, дети довольны и все счастливы». За этими словами невероятно много стоит. Если женщина несчастлива, не в своей тарелке, она сделает несчастными всех вокруг. Но часто так немного требуется, чтобы это изменить. Женщина более эстетична в мирском плане. Видит цветок – восхищается, видит красивое отражение в зеркале – и всем вокруг достаётся радости. Красиво одеть её, сказать несколько хороших ласковых слов – и вы доставите радость не только ей, но и весь мир вокруг изменится.

Для кого наряжается женщина?

– Замуж кого-то удалось выдать из ваших учениц?

– Нет пока, – смеётся Лена. – Я второй год веду свою деятельность, так что всё впереди.

– Какой должна быть православная одежда, на ваш взгляд?

– Если говорить о том, как одеваться в крестный ход или храм, то ничего менять не нужно – это длинная юбка, платок. Никто ещё не просил меня подобрать одежду для храма, потому что церковь – это не подиум. Хотя и туда нельзя одеваться так, чтобы отпугивать людей. Но есть жизнь и за пределами храма, вот ею я и занимаюсь. Поэтому можно говорить не о православной одежде, а об одежде православных женщин.

Главная беда среди православных женщин – это желание выглядеть серыми мышками. Перестают следить за причёской, одеждой, кожей. Я ведь и сама прошла через это: ходила в чёрной длинной юбке, опустив глаза в пол. Не знаю, как будущего мужа вообще увидела. Бывает, что и на клиросе вроде поёшь, а своим внешним видом людей от Церкви отталкиваешь. И наоборот, если люди видят, что современная христианка хорошо одета – не богато, а элегантно, – тогда совсем другое отношение не только к ней, но и Церкви.

– Какая одежда угнетает человека?

– Длинные чёрные юбки. Никогда такой больше не надену.

– Иногда это бывает красиво.

– Всё-таки чёрный и серый чаще всего депрессивные цвета. Но это моё мнение, кому-то может подойти.

– А если беда в том, что женщина, наоборот, пытается выглядеть слишком современной?

– Дело не столько в том, как она хочет выглядеть – слишком современно или несовременно. Угнетает безвкусие. Человек не умеет комплектовать вещи. Одна вещь, условно говоря, от мамы, другая от бабушки. Ну а если ближе к реальности: одна вещь принадлежит одному типажу женщин, другая – другому, а та, что их надела, вообще третий тип. Человек идёт по улице, не понимая, что выглядит как пугало.

Если говорить о тех, кто пытается смотреться современно. Сейчас некоторые считают, что женщина должна быть открыта, и надевают короткие юбки и платья, хотя лучшие стилисты говорят, что это вульгарно. Другие считают, что модно выглядеть закрыто, и надевают что-то мешковатое, не по размеру. Скажем, пиджак на два размера больше. Зачем? Очень часто вещи выглядят не по цветотипу – слишком яркие или слишком тусклые. Ещё одна ошибка – увлекаются блеском, который подходит для вечерних мероприятий, праздников, но не уместен в повседневной жизни. Вообще, не стоит одеваться празднично каждый день, всему своё время. Везде необходим свой стиль.

– Для кого наряжаются женщины? – спрашиваю я, уточняя: – Мне иногда кажется, что друг для друга.

– Для семьи, – убеждённо, без тени сомнения отвечает Елена.

– И только?

– Для себя. А если говорить о нас, христианах, то ещё и для всех. Внешний облик православного человека – это маленькая, а может, и большая, кто знает, проповедь о том, какой наш Бог. Радостный Он или унылый, карающий или любящий. Захотят ли люди, глядя на нас, узнать Его? Мы должны постоянно убеждать людей, что Господь – источник жизни. Но когда мы ходим в серой, мрачной одежде, не говоря уже о растянутых, износившихся, грязных вещах, о каком Боге говорит наш облик? Грустно бывает видеть нелепые, странные образы. Да, многие святые носили что придётся, не обращая никакого внимания на внешний вид. Но святые имели особое дерзновение, люди чувствовали присутствие Бога, и здесь уже неважно, во что он одет, здесь другая реальность. А мы, простые люди, не имеющие таких даров, просто обязаны своим внешним видом говорить о любящем, радостном и живом Боге.



Если вам понравилась данная статья,
поделитесь ей, пожалуйста, с друзьями!

Перейти к верхней панели